Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Они оказывают помощь проекту

"Одно желание — посмотреть ей в глаза". Как живут в приюте дети, которых на сиротство обрекли мамы

"Одно желание — посмотреть ей в глаза". Как живут в приюте дети, которых на сиротство обрекли мамы 29 Сентября 2015 «Первая причина, почему дети оказываются здесь [в соцприюте], — пьянство родителей. Другие: антисанитарные условия в доме или угроза для жизни детей, например, неисправное печное отопление, отключенные за долги электроэнергия или газ»… Но эти дети все равно очень любят своих непутевых маму и папу.

Соцприют в деревне Борисовщине Хойникского района Ирина Ершова возглавляет полтора года: раньше работала в школе, затем в приюте — психологом, теперь руководит учреждением. Директор совсем не похожа на одну из «теть с начесом от органов соцзащиты» — видно, что всей душой любит каждого, кто живет в «ее» приюте.

как живут2.jpg
Ирина Ершова, директор социального педагогического центра. Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Соцприют в Борисовщине существует с 1 октября 2004 года. Он одновременно является и приютом, и соццентром — не стоит путать с интернатом или детским домом. Попадают дети сюда либо по заявлению родителей (например, в том случае, когда они сами хотят пройти лечение алкоголизма), либо когда их изымают из неблагополучных семей органы опеки. Реже — по собственному желанию ребенка: такой случай здесь был только один раз.

За 11 лет в приюте побывало более 500 детей из Хойникского района. Дети — совершенно разного возраста — находятся здесь от месяца до полугода. Затем возвращаются к своим биологическим родителям или же идут к опекунам или в приемные семьи.

«А у нас была собака в будке. Но она сдохла. Потому что мы ее не кормили»
— Первая причина, почему дети оказываются здесь, — пьянство родителей. Другие причины: антисанитарные условия или угроза для жизни детей, например, неисправное печное отопление, отключенные за долги электроэнергия или газ, — объясняет Ирина.

Сейчас в приюте 15 детей, шестеро из которых признаны нуждающимися в госзащите, а девять попали сюда по заявлению родителей, решивших пройти лечение. Зачастую биологические родители относятся к деткам пассивно — ну забрали ребенка из семьи и забрали. Не то что не беспокоятся о нем — вообще не интересуются. Да и оправдываются в том, что не могут достойно воспитать, всегда так, будто речь готовили заранее, с горечью говорит Ирина Михайловна: кто-то винит мужа, кто-то ситуацию в семье, горе, из-за которого запили. Хотя и праздники тоже винят, говорит Ирина — вчера у одного знакомого был день рождения, сегодня у другого. Находят любую причину, но себя всегда выгораживают.

— Возраст родителей, которые ведут асоциальный образ жизни разный, — от 25 до 50 лет. Из всех семей особо вспоминается одна — только за прошлый год их детей трижды помещали в приют по заявлению: родители кодировались, лечились, устраивались на работу, оплачивали коммунальные долги, а потом снова срывались. И так раз за разом. Троих детей решено было забрать, а мать и отца лишить родительских прав. Дети сейчас в приюте. Родители грозились, что будут разбираться с нами, но дети им не нужны — даже не приходят по выходным. На днях у старших был день рождения, младшая сестренка все спрашивала: «А папа не звонил, а мама не звонила?» Они обещали приехать — и до сих пор тишина. Как-то мы с малышкой заговорили о животных, о собаках. И Алина рассказывала: «Знаете, а у нас собака была в будке. Но она сдохла. Потому что мы ее не кормили».

как живут3.jpg

«Лишь одно желание — посмотреть маме в глаза»
Тот единственный случай, когда сам ребенок попросился в приют, произошел с 14-летней Ниной. Ее мама находилась в розыске, а девочка временно жила с тетей. Девочка пришла в социальный центр, а после ей нашли приемную семью. Уже позже стало известно, что ее мама умерла: женщину нашли в России, замерзшей на дороге.

— Нина очень хотела найти свою маму, несмотря на то что та часто ее бросала, постоянно меняла мужей, бродяжничала и в итоге оставила дочку на произвол судьбы, — вздыхает Ирина. — Когда Нина оказалась у нас, она постоянно говорила: «Я ничего не хочу, у меня лишь одно желание — посмотреть маме в глаза и спросить: «Зачем ты меня родила и обрекла на такую судьбу, зачем бросила? Зачем ты так поступила?». — «Ну ты же ее простишь?» — спрашивала я. — «В душе я ее прощу. Может быть». Сейчас Нина отошла, обиды забылись. И мы долго боялись ей сказать, что мамы уже нет в живых: она до последнего надеялась, что та вернется. Однако мужественно перенесла это известие. «Теперь мне стало легче», — сказала.

как живут4.jpg

«Мама закодировалась, и у нас все будет хорошо»
Дети все равно любят своих родителей, какими бы они ни были, говорит директор соцприюта. Всячески защищают и оправдывают, никогда не скажут, что их родители пьют. Если заходит разговор со сверстниками, как они сюда попали, чаще говорят, что дома что-то сломалось, нужно починить — и родители, мол, их сразу заберут. Как бы ни предавали их взрослые, дети все равно любят своих маму и папу, свою семью.

— Однажды добровольно обратилась одна мама — был большой долг по "коммуналке", около 8 млн. Для деревни это очень много, особенно с учетом того, что зарплаты в колхозах невысокие. Она попросила на месяц забрать детей, чтобы дать возможность работать, погасить долг. Дети в приюте живут бесплатно, за их питание не нужно платить, некоторых мы обеспечиваем одеждой. В свою очередь, родители за этот месяц могут рассчитаться с долгами хотя бы частично.
Некоторые из родителей все же возвращаются на верный путь: «Пусть их и не много, но есть».

Одеждой и обувью малышам помогают всем миром: спонсоров у приюта нет, все финансирование — из госбюджета, реже — помощь местных предприятий.
Мы стараемся сделать обстановку наиболее домашней, чтобы дети не чувствовали себя изолированными. Есть телевизор, хоть и старенький, чтобы детки могли посмотреть мультфильмы, не так давно закончили ремонт, поменяли мебель, шкафчики для одежды. Хотим поменять пол, но это уже как будут деньги. Много чего еще хотелось бы. Да вот хотя бы компьютер детям. Как-то обещал один руководитель подарить его приюту, чуть ли не кулаком себя в грудь бил — сейчас на глаза старается не показываться.

И все же, какой бы «домашней» ни была обстановка, детям приютские стены вряд ли заменят дом.

Попадая в приют, дети проходят несколько адаптационных периодов, хотя ярких кризисов, говорит Ирина Михайловна, чаще всего не бывает. Конечно, в первые дни спрашивают: «Когда нас вернут родителям?» А потом: «Когда нам найдут семью?»
Такие дети очень рано взрослеют.

Приют рассчитан на 15 человек, но случалось, что находились в нем одновременно и более 20 детей. Приходилось ставить дополнительные кровати. Наполняемость учреждения, если оперировать официальными цифрами, — более 130%. Здесь горько шутят, что по количеству детей в Гомельской области хойникский приют занимает первое место, но радости это, естественно, никому не приносит.
Ирина Михайловна показывает обычную ученическую тетрадку. Вот только записи в ней необычные — разрывающие душу.

как живут14.jpg
— Есть отзыв Лены, которую забрали у пьющей матери. Ребенок сильно нервничал — до этого она ни разу не была в приюте. Ее мама прошла лечение и вернула дочку. Перед уходом девочка оставила письмо, где поблагодарила нас и написала, что «мама закодировалась, и теперь у нас все будет хорошо».

как живут15.jpg


На втором этаже приюта — местный детский садик, здесь живут малыши дошкольного возраста.
как живут16.jpg

Здлавствуйтеее! — приветствуют нас с директором малыши.
Как у вас дела?
Налмальнаааа!
А чем вы занимаетесь?
Заняціямі! — опережая остальных, кричит один из мальчишек.
К вам пришли гости.
Дети настороженно встречают неизвестного им бородатого дядю, Ирина Михайловна их успокаивает:
— Ну не бойтесь, улыбнитесь! Что вы такие серьезные?

как живут17.jpg

Протягиваю одному фотокамеру. Маленькие пальчики осторожно касаются техники, я придерживаю. Остальные дети, осторожно любопытничая, разглядывают, что дали другу, и вдруг перестают бояться — вскакивают с маленьких стульчиков и окружают меня.

как живут18.jpg

Кто еще хочет подержать? — спрашиваю.
Я! И я!
— Смотрите, тяжелый, не уроните, — переживает воспитательница.

как живут19.jpg

Диме фотоаппарат показался не столь интересным, он подошел ко мне и дотронулся до бороды.
Калючы… Но добры…— Димка с улыбкой отдернул руку и пошел к воспитательнице. Когда он подрастет, возможно, станет относиться к малознакомым взрослым еще более настороженно, если его снова будут обижать.
Потому что пока эти дети верят только Ирине Михайловне. Бегут к ней и каждый раз обнимают, как родную. А ждут все же маму — какой бы она ни была.

как живут20.jpg

как живут21.jpg

Социальную помощь детям и семьям, а также реабилитацию несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении и признанных нуждающимися в государственной защите, сегодня в Беларуси оказывают 138 социально-педагогических учреждений, 112 из которых в своей структуре имеют отделения детских социальных приютов.
По данным Министерства образования, в детские интернатные учреждения в 2014 году определен 351 ребенок.
За 2015 год официальных данных пока нет.


как живут22.jpg

Фото

Автор: Иван Яриванович
Источник: TUT.BY

Возврат к списку